Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ТУРГЕНЕВ О СТАРШЕМ НЕ-БЛУДНОМ СЫНЕ

Эгоист (стихотворение в прозе)

В нем было всё нужное для того, чтобы сделаться бичом своей семьи.

Он родился здоровым; родился богатым — и в теченье всей своей долгой жизни, оставаясь богатым и здоровым, не совершил ни одного проступка, не впал ни в одну ошибку, не обмолвился и не промахнулся ни разу.

Он был безукоризненно честен!.. И, гордый сознаньем своей честности, давил ею всех: родных, друзей, знакомых.

Честность была его капиталом… и он брал с него ростовщичьи проценты.

Честность давала ему право быть безжалостным и не делать неуказного добра; и он был безжалостным — и не делал добра… потому что добро по указу — не добро.

Он никогда не заботился ни о ком, кроме собственной — столь примерной! — особы, и искренно возмущался, если и другие так же старательно не заботились о ней!

И в то же время он не считал себя эгоистом — и пуще всего порицал и преследовал эгоистов и эгоизм! Еще бы! Чужой эгоизм мешал его собственному.

Не ведая за собой ни малейшей слабости, он не понимал, не допускал ничьей слабости. Он вообще никого и ничего не понимал, ибо был весь, со всех сторон, снизу и сверху, сзади и спереди, окружен самим собою.

Он даже не понимал: что значит прощать? Самому себе прощать ему не приходилось… С какой стати стал бы он прощать другим?

Перед судом собственной совести, перед лицом собственного бога — он, это чудо, этот изверг добродетели, возводил очи горе́ и твердым и ясным голосом произносил: «Да, я достойный, я нравственный человек!»

Он повторит эти слова на смертном ложе — и ничего не дрогнет даже и тогда в его каменном сердце, в этом сердце без пятнышка и без трещины.

О безобразие самодовольной, непреклонной, дешево доставшейся добродетели, ты едва ли не противней откровенного безобразия порока!

МАВЗОЛЕЙ

Вождь умер, но дела живут;
Нам ясен замысел и мы продолжим путь.
Как истинный творец, он прочертил маршрут;
Теперь все верные ему за ним пойдут.

Идея, впрочем, не нова:
Пусть будет с нами до конца,
Земле его не отдадим,
Да будет вечно созданное им!

Таким вот вкратце был заказ похоронить вождя.
Могильный памятник создать, но так, чтобы всегда
Учил он памяти всех нас, указывая путь.
Ведь он, как «истинный творец», им «прочертил маршрут».

Похороню вождя у стен Московского Кремля.
Надгробием известная гора сокроет пламя адского огня.
Он как Адам - ему я памятник создам.
И только Вам знак жизни, истины, пути подам:

Как камень отвержения возглавит угол вновь,
Засветит ярче звезд Отверженный Крестом.

Свое творенье завершу подобно нашему Творцу.
Особо это подчеркну, - я вам его вручу.
Сотворчеством со мной пусть насладится вдруг,
Кто к замыслу творца приложит личный труд.